(Автобиографическая повесть)

 

Сергей

 

Неожиданным открытием для меня было существование разговорного сленга. Случилось это во время прогулки в нашем московском дворе. С четырехлетнего возраста родители отпускали детей гулять во дворе одних, а потому там всегда было много детворы. Я подошел к такому же, как и я, четырехлетнему мальчугану и поинтересовался, как его зовут. Паренек оказался тезкой.

– А ты где живешь?» –  спросил я.

– На пятке, –  ответил он. Я внимательно посмотрел на его пятки, потом на свои, и переспросил:

Где-е?

– На "пятке" – значит, на пятом этаже», – пояснил знающий мальчик.

– И я на пятом этаже, в шестом подъезде – сказал я.

– А я в четвертом. У тебя вéлик есть?»

– Что? – не понял я.

– Ну, велосипед!

– Есть!

– Тащи!

Я бросился домой за велосипедом. Весь день мы провели вместе, катались на велосипеде, прыгали через скакалку, рассказывали что-то друг другу. Я запоминал незнакомые слова, которые иногда произносил Сергей.

А когда вечером я во всех подробностях рассказал матери о новом знакомстве, она, неожиданно для меня, потребовала: «Не дружи с ним!» Но я не мог не дружить. Нас тянуло друг к другу. Нам казалось, что мы одинаково видим окружающий мир, одинаково понимаем, что хорошо, а что плохо. Сблизила нас и любовь к деревне. Сергея тоже летом родители отвозили в деревню в Смоленскую область на родину матери. Дружба наша только крепла с годами, она продолжается и сейчас, через 54 года после описанной выше встречи.

Мы с Сергеем были не робкими, но тихими детьми, вовсе непохожими на непослушных сорванцов, но однажды все-таки заставили наших родителей здорово поволноваться.

Помню, что произошел этот случай зимой. Мы рассказывали друг другу о своих летних приключениях в деревне, вспоминая, как хорошо там жить.

– А пойдем путешествовать! – предложил я Сергею и соседскому мальчишке татарину Наильке, – Если будем идти все время прямо, город кончится, а за ним деревня будет. Пойдем деревню искать?

Мне казалось, что два взрослых пятилетних человека и уже не совсем маленький четырехлетний Наилька вполне способны до вечера добраться до деревни и вернуться обратно.

Друзья согласились с радостью.

Мы шли уже несколько часов, устали, замерзли, проголодались, а город все не кончался, и деревни видно не было. Наилька еле плелся за нами, хлюпая носом. Нужно было возвращаться. Назад мы повернули, когда уже стемнело. К тому времени, перепуганные исчезновением детей, родители обратились в милицию. Они уже обошли все окрестные дворы, а милиция района, получив информацию о наших приметах, тоже начала усиленный поиск. Но мы-то ушли за семь километров! И в голову никому не могло прийти искать нас так далеко от дома. Да мы еще и заблудились на обратном пути.

Хорошо, что мы с Сергеем знали свой домашний адрес. Какой-то дяденька указал нам дорогу, а потом еще угостил апельсинами. Фрукты придали сил для последнего рывка. Вскоре мы, измученные дорогой, обессилевшие, но так и не найденные, ни родителями, ни милицией, пришли домой. Встречу эту мы запомнили надолго. Зады потом болели у всех троих.

 

Главная страница

 

 

Литературная страница