Корова

       Каждый год я приезжаю на несколько дней в село Владимирское, которое стоит почти на берегу удивительного озера Светлояр, и останавливаюсь на ночлег у Лидии Григорьевны Морозовой, доброй заботливой бабушки, которая всегда принимает меня, как родного. В один из таких приездов, я вдруг заметил, что вместе с радостью от встречи, на лице бабушки отразилась какая-то тень.

- Покаяться я перед тобой должна, виновата я - сразу после приветствия, начала Лидия Григорьевна.

- Да что Вы, баба Лида! Это на исповеди в церкви каются.

- На исповеди я уж этот грех называла, теперь тебе покаюсь. Подарок-то твой я не ладно использовала.

       Баба Лида верующая, несет послушание в приходском храме - печет просфоры. Я всегда привозил бабушке подарки из Москвы, когда икону, когда молитвослов, а в прошлом году привез пузырек с маслом от преподобного Сергия Радонежского. Как раз накануне прошлогодней поездки во Владимирское, я побывал в Троице-Сергиевой Лавре.

- Как это, "не ладно"? - удивился я.

- А вот как, - бабушка вздохнула, - Заболела у нас корова, не ест ничего, не доится, а глаза грустные такие стали. Я уж ей и хлеба с солью и всего, что для нее самое лакомство… Не ест! Сходили за вет. врачом. Врач-то у нас хороший, много животных вылечил. А тут говорит: "Помирает коровушка. Заколите." Вот тут я на грех и решилась: взяла пол кусочка черного хлеба, капнула на него этого маслица, да и пошла к корове. Та, как меня с этим хлебом увидела, сразу поднялась, потянулась к куску и, как мне показалось, сразу проглотила. А потом вздохнула так глубоко, и начала опять все есть. Болезни, как не бывало. Ты уж прости меня, Сереж! Святыню ведь скотине-то не дают

- А молебен потом заказали? - спросил я.

- Конечно! - улыбаясь, ответила баба Лида. Мы радостно проговорили весь вечер. Больше никакой тени на лице у нее не было.

 

На главную страницу

Маленькие истории

Литературная страница